Понятие групповой и организованной преступности их признаки и виды


понятие групповой и организованной преступности их признаки и виды

Можно выделить две большие группы факторов: внутренние и внешние. Первые относятся к особенностям психики, психологической организации личности, вторые – к воздействию социальной среды, качеству социализации.

  1. Нейропсихические факторы. К ним можно отнести некоторые особенности подросткового возраста, кризисные явления характеризующие психофизиологическое развитие на данном этапе. Состояние внутреннего конфликта, непривлекательная внешность, недостатки конституционно соматического характера, половое созревание наряду с низкой грамотностью в области половых отношений, бурное физиологическое развитие, иногда приводящее к болезням или временным недомоганиям, недостаточное становление эмоционально-волевой сферы и др. могут негативно сказываться на поведение подростка.
  2. Румынский автор Н. Митрофан относит к данным факторам отставание в умственном развитии. Можно добавить и акцентуации, дефекты характера. При экспериментальном исследовании подростков, состоящих на учете в ДИН, выявлено у 12% – психопатии в различных формах, у 50% – различные акцентуации характера.

2. Социальные факторы, несмотря на их различие, можно разделить на влияние семьи, группы подростков, состояние системы школьного образования, влияния обще социальной обстановки.

Семья является важнейшим фактором, так как именно в семье формируется личность, приобщается к общественным нормам, моделям поведения. Наиболее типичные ошибки воспитательного процесса в семье:

  • отсутствие внимания и контроля;
  • завышенное внимание, требовательность, гиперопека, лишение подростка инициативы, мнения, самостоятельности;
  • противоречивость в действиях родителей, в крайней форме – конфликты в вопросах воспитания;
  • отрицательный пример родителей.

Причина данных ошибок: низкая педагогическая грамотность, отсутствие опыта, социальный кризис, затронувший семью, отсутствие четкой ценностно-нормативной социальной системы, конфликты между родителями и др. Можно выделить несколько категорий неблагополучных семей.

Согласно характеру межличностных отношений в семье:

  • конфликтные семьи, в которых атмосфера оппозиции отражается на процесс воспитания, дети или подвергаются постоянному и очень строгому контролю и лишению инициативы, или суровому обращению, даже насилию, в некоторых случаях – отсутствию внимания, безразличию, они являются свидетелями постоянно конфликтующих родителей, нервозности отношений. В итоге они или апатичны и безактивны, или гиперактивны, лживы, агрессивны, нервозны, эмоционально нестабильны, они стремятся к уличной компании, часто совершают побеги из дома, бродяжничают, в силу социальной инфантильности могут легко соглашаться на участие в антисоциальных групповых действиях. Положение усложняется алкоголизмом одного или обоих родителей;
  • сверлиберальные семьи, где детям все дозволено, им не выдвигаются никакие требования, все желания выполняются, в результате они эгоцентричны, нестабильны, балованы, с неадекватной самооценкой и оценкой ситуации, с чрезмерно выраженными желаниями и невозможностью сопоставлять их со своими способностями.

В соответствии с моральным обликом семьи можно выделить:

  • дезорганизованные семьи, асоциальной направленности или неполные, в которых отсутствует сила родительского авторитета, в результате дети эмоционально нестабильны, грубы, агрессивны, лишены сочувствия;
  • аморальные семьи, не признающие социальных ценностей, родители или агрессивны по отношению к детям, применяют жестокие формы обращения – избиение, наставление заниматься антисоциальными действиями (нищенствовать, воровать), насилие (иногда изнасилование, инцест) и др. – не заботятся о их судьбе. Дети из таких семей скептичны, агрессивны, безжалостны, склонны к насилию.

В соответствии с педагогическими способностями родителей – педагогически неграмотные семьи, неспособные оказывать воспитательного воздействия, в которых часто протекает латентный конфликт.

Семейная обстановка нередко определяет мотивацию делинквентного поведения несовершеннолетних. В. Л. Васильев, анализируя мотивацию поведения данной категории правонарушителей, классифицирует их, выделяя[13]:

  • мотивы, свойственные определенному типу личности, характеризующейся переоценкой значимости самого себя, агрессивной концепцией окружающей среды, неустойчивостью настроения, склонностью к острым эмоциональным впечатлениям – детерминантом поведения является сама психологическая структура личности. Сюда же относятся лица с негативной социальной идентичностью, ведущие бездомный паразитический образ жизни;
  • мотивы компенсаторного или гиперкомпенсаторного характера, связанные с комплексом неполноценности, с неадекватностью, ущемленностью личности, нередко приводящие к браваде, необдуманным и рискованным поступкам, склонности к физическому насилию, к агрессивным реакциям;
  • мотивы, появившиеся в результате испытания в раннем детстве травматического опыта в форме унижения, незаслуженно жестокого обращения, оставившего в сознание и эмоциональной структуре неизгладимый отпечаток;
  • патологические, не исключающие вменяемость мотивы, вызывающие желание совершить поступок, который он считает совершенно недопустимым, нарушения влечения, которые могут проявиться как в форме озорства, так и жестоких преступлений против личности.

К. Пэунеску[14] выделяет два семейных фактора, влияющих на поведение несовершеннолетнего, называя их материнством и отцовством. Дисфункциональное эмоционально-социальное материнство, считает Пэунеску, является причиной социальной не адаптации и нейропсихологического не равновесия ребенка. Такое материнство может быть:

  • материнством вследствие случайной и ранней половой связи, нежелательной беременности и рождения нежелательного ребенка[15], личность ребенка моделируется в такой атмосфере и приобретает качества эмоциональной холодности и низкой социальной толерантности;
  • материнство в результате изнасилования, мать еще до родов в скрытом конфликте с ребенком, бессознательно желает его смерти, что осуществляется в поведении и отношении к ребенку: часто жестоком или безразличном, в сознании ребенка модель материнства обесценивается, а образ “Я” не формируется в полной мере.

Отцовство в жизни ребенка формирует образ семьи. Неучастие отца в воспитании приводит к чувству одиночества, ущербности, поиску поддержки, нередко такие подростки примыкают к антисоциальным группам.

Социальная группа подростков является другим фактором определения поведения несовершеннолетних. Подростки являются сторонниками групповых отношений, группа является для них средой формирования, самоутверждения, от нее они перенимают модели поведения. Но группы могут стать и средой культивирующей антисоциальные модели, как в силу неопытности ее членов, так и в результате проникновения в ее среду лиц с криминальным опытом.

Школа, принимая эстафету от родителей и детского сада, должна способствовать дальнейшей социализации личности. В настоящее время, проходя через особо выраженный кризис, школа не справляется с задачей формирования творческой личности, как в области общей подготовки, так и в утверждении социальной активности. Ряд авторов указывают на ориентацию школьных нормативов на “ниже среднего”, на феминизацию педагогических коллективов, процентоманию, уменьшение роли знаний и даже появление отрицательного образа человека, стремящегося к знаниям, отсутствие дифференцированных подходов к учащимся, слабые связи школы с родительским составом. Конфликт подростка с миром взрослых только усугубляется, развивая стремление противостоять (активно или пассивно) этому миру.

Общесоциальная обстановка – отсутствия ценностно-нормативных общественных критериев, поощрения беззакония, восторженного отношения к людям, нарушающим закон, всесилия материальных ценностей и отрицания высоких моральных ориентиров, конфликта между провозглашенными высокими идеалами и настоящим положением дел, невнимания к проблемам детства, безработицы и бедности честных людей, только утверждают в сознании неопытного в социальном плане подростка веру в наличие других, чем учеба и труд, путей достижения благополучия.^

1. Теоретическое и практическое исследование возрастных особенностей и делинквентности несовершеннолетних

Термин “делинквентность несовершеннолетних” вошел в психолого-юридическое употребление в последние десятилетия, перенимая французский – “delinquance juvenile”: нарушение несовершеннолетними социальных и юридических норм. На французском языке данное понятие – “делинквентность” – обозначает “правонарушения, совершенные в определенном пространстве и времени[1], но румынские юридические психологи предложили более узкое его применение[2]. В русском варианте “делинквентное поведение несовершеннолетних” – “система незначительных правонарушений, провинностей, проступков”[3], употребление другого понятия – “несовершеннолетние преступники” – необоснованно, тем более что сам автор ссылается на их специфику, “большинство преступлений, совершенных несовершеннолетними, имеет возрастную мотивационную специфику; эти правонарушения совершаются на почве озорства, ложной романтики, страсти к путешествиям, стремления к самоутверждению, подражанию авторитетам”[4]. Таким образом, признается особая мотивация неправомерного поведения несовершеннолетних и отсутствие в их сознании и поведении четкой криминальной ориентации. Вот почему мы предлагаем употребление по отношению к данной возрастной категории термина “делинквентность”.

В соответствии с действующим законодательством Республики Молдова, можно выделить три категории в данной группе правонарушителей:

  • до 14 лет – по отношению к которым законодательство не предусматривает уголовную ответственность;
  • от 14 до 16 – ограниченная дееспособность, ответственность несут лишь за определенные деяния (ст. 10 УК)[5]: убийство, преднамеренное нанесение тяжелых телесных увечий, изнасилование, ограбление в особых пропорциях личного имущества, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотических веществ, действия которые могут способствовать крушению поезда, особо опасные хулиганские действия, все это после заключения психиатрической, психологической и медико-легальной экспертиз о вменяемости несовершеннолетнего;
  • от 16 до 18 – ответственны за свои действия, но в случае правонарушений, не представляющих особую социальную опасность, уголовное наказание может не применяться (ст. 10).

Хотя делинквентность несовершеннолетних не является новым социальным феноменом, до конца XIX века правонарушения совершенные несовершеннолетними не предусматривали особого законодательного регулирования, а специальные правоохранительные органы для данной категории появились лишь в XX столетье.

В соответствии с различными концепциями, делинквентность несовершеннолетних является итогом воздействия различных факторов: внутренних личностных и внешних социальных. К первой группе относятся нейрофизиологические особенности подросткового возраста, которого французский автор, желая подчеркивать его сложность и особенности кризиса, назвала “возрастом омара”[6], эмоциональная неуравновешенность, актуализация акцентуации характера, затруднения в общении, особенности несформированного еще характера, волевой сферы и др. Ко второй: общественно-культурные, экономические, воспитательные, другие воздействия из внешней социальной среды.

Кризис подросткового возраста способствует “переориентации к другим социальным ценностям” и “выбору жизненного пути”[7], утверждению тенденций самоидентификации и самоутверждения[8], повышенной любознательности к социальным знаниям[9], в которой проявляются новые качества – собственная включенность, осознанность, познание “другого” в сравнении с собственным “Я”. Подростки стремятся к самостоятельности, их не удовлетворяет узкий семейный круг в качестве образца, они восстают (открыто или внутренне) против мира взрослых, все больше полагаясь на собственные мнения, умозаключения[10], в некоторых, крайних вариантах, это проявляется в отрицании ряда обще социальных ценностей и норм. Все же, большинство подростков продолжают перенимать основные социальные знания от группы принадлежности, будь это семья, или компания подростков.

Динамизм, любознательность, стремление к самоутверждению, к приобретению права назваться взрослым воплощаются в своеобразных ценностных ориентирах подростков, в нормах с особым содержанием, которые считаются ими атрибутами самостоятельности и взрослости. Они определяют, по мнению русского автора, М. Еникеева, поведенческие стереотипы подростков[11]:

  • реакцию оппозиции к завышенным требованиям, излишним ограничениям, к отсутствию внимания взрослых к интересам подростка, проявляется в прогулах, бравировании, побегах из дома, а иногда и в антисоциальных действиях;
  • реакция имитации – в подражании определенному лицу, образу, которым иногда может стать и антисоциальный герой (автор подчеркивает силу влияния возвеличивания преступником суперменом на определение жизненных ориентиров подростками);
  • реакция отрицательной имитации – нарочитое противопоставление навязываемой модели, которое может оказать благотворное влияние в случае отрицательной модели (примеры отрицания моделей поведения родителей, членов семьи и др., когда эти имеют асоциальное или даже антисоциальное содержание);
  • реакция компенсации – восполнение неудач в одной области успехом в другой (если данный успех имеет социально-положительный характер, эта реакция может привести к формированию социально-положительной личности);
  • реакция гиперкомпенсации – настойчивое стремление к самоутверждению в трудной для себя области деятельности (проявление излишней храбрости, изнурительные занятия боевыми видами спорта и др.);
  • реакция эмансипации – стремление вырваться из под опеки старших, иногда доходящее до отрицания норм, стандартов, побегам из дома, бродяжничеству;
  • реакция группирования – объединения сверстников в группы;
  • реакция увлечения – проявляется в различных хобби.

Сложный внутренний мир подростка может заполняться как положительными социальными образцами, так и нормами, установками антисоциального характера. От того, как он будет принимать и понимать окружающий его мир зависит его законченный профиль личности.

Различные психологические теории объясняют влияние внешних и внутренних факторов на поведение подростков. Некоторые авторы подчеркивают роль семьи, утверждая, что неполные, конфликтные семьи представляют криминогенный фактор для подростка, иллюстрируя это данными – 80% делинквентных несовершеннолетних воспитываются в таких условиях[12]. Но ведь в таких семьях воспитываются и люди с социально-положительным поведением, притом бывают и противоположные примеры, когда в благополучных семьях дети выбирают криминальный образ жизни. Другая теория подчеркивает роль экономических, материальных факторов, что тоже не может быть абсолютной истиной: в обеспеченных материально семьях могут формироваться и люди с антисоциально направленными потребностями. Нельзя преувеличивать и роль средств массовой информации, особенно электронной масс медия, ведь читателями и зрителями являются почти все подростки, но далеко не все выбирают в качестве модели образ жестокого и циничного преступника. Вот почему необходимо учитывать все факторы, особенности их сочетания и индивидуальные характеристики подростка.

Исследователи делинквентности несовершеннолетних составили “психологический профиль” подростка с девиантным поведением, который включает агрессивность и склонность к агрессии, неприятие социальных ценностно-нормативных критериев, эмоциональную нестабильность, социальную неадаптированность, неуверенность, раздвоение характера, несоответствие действий внутренним позывам и внешним условиям, неустойчивость.

Шелдон и Элеонор Глюк, сопоставляя две группы подростков (делинквентных и социально положительных) отметили следующие различия:

  • делинквенты энергичнее, импульсивнее, экстравертированны, агрессивны, деструктивны, зачастую с садическими наклонностями;
  • их телосложение чаще мезоморфное (атлетическое);
  • не принимают социальные ценности и нормы, чаще противостоят им;
  • процент происхождения из неблагополучных семей (неполных, эмоционально неуравновешенных, с неадекватным моральным нормам профилем) чаще.

Ряд причин, обусловленных сознанием несовершеннолетних, также способствуют делинквентному поведению:

  • неадекватная самооценка: заниженная, способствующая появлению стремления к компенсации, самоутверждению, что приводит к примыканию к группам подростков и послушному участию в противоправных действиях; завышенная, проявляющаяся в стремлении доминировать, подчинять других;
  • пониженное чувство гуманности, социальное безразличие, эгоизм, самоудовлетворенность, высокое самомнение, выражающиеся в агрессивном поведении, склонности к насилию;
  • антисоциальные концепции материального благополучия и способов его достижения, завышенные материальные потребности не соответствующие способностям;
  • неуважительное отношение к учебе, получению специальности, к труду, честному заработку;
  • отсутствие иммунитета к воздействию негативных социальных факторов, слабое или даже отсутствующее желание им противостоять, дефекты социализации.

Несовершеннолетние делинквенты, также как взрослые правонарушители, могут быть различных типов согласно ряду критериев (классификация Н. Митрофан):

1. согласно наличию или отсутствию замысла: совершающие преднамеренные деяния спонтанно или обдуманно и непреднамеренные поступки;

2. исходя из принципа повторяемости правонарушений: рецидивисты и не рецидивисты;

3. из состояния психического здоровья: нормальные и характеризуемые анормальностью психики;

4. из степени ответственности: полностью вменяемые, частично вменяемые – в состоянии аффекта, с частичными нарушениями интеллектуальных, эмоциональных и волевых процессов, под воздействием алкоголя или наркотических веществ и др., невменяемые;

5. согласно мотивации действий: ориентированные на материальные ценности, на агрессивные действия, на насилие и др.

Проблема профилактики делинквентного поведения несовершеннолетних сегодня является особо актуальной, привлекая внимание юристов, психологов, общественности.^

3. Виды и формы неправомерного поведения и преступности несовершеннолетних

Структура делинквентности несовершеннолетних имеет свои особенности. Под влиянием социального кризиса, материальной дифференциации, приведшей к образованию большой массы особо бедных людей, а значит и к увеличению количества семей, неспособных обеспечить своих детей даже самым необходимым, исхода из неумения большинства граждан решить проблему обеспечения своих потребностей творческим путем, ориентацией на профессиональную переквалификацию, приобретением необходимых для данного периода профессиональных знаний, на сознательной оценке своих способностей и приведения потребностей в соответствии с ними, большинство делинквентных подростков ориентированы на правонарушения против собственности. Чаще чем взрослые, они действуют в группе, нередко под руководством более опытного правонарушителя, находясь в отношениях зависимости (иногда зависимость определяется наркоманией, тягой к алкогольным напиткам, в других случаях – страхом). Половое созревание и появление сексуальных потребностей, наряду с низкой грамотностью в области сексуальных отношений, в том числе с отсутствием знаний правовой нормы их регулирующих, в условиях подростковой группы может привести к преступным сексуальным действиям (изнасилованию, гомосексуальным действиям с несовершеннолетними).

В соответствии с поведением несовершеннолетнего и его отношением к социальной и правовой нормативности можно предложить следующую типологию делинквентных подростков.

Подростки с асоциальным поведением, зависимые от различного рода обстоятельств или веществ (бедности, неблагополучной семьи, наркотиков, токсических веществ, алкоголя), часто не охваченные учебой или трудом, у которых отсутствует возможность, а нередко и желание самоутверждения, стремящиеся к дворовым или уличным компаниям, проводящие большинство своего времени в них (в бесцельном хождении по улицам, у игровых автоматов, распитие спиртных напитков, разнюхивании клея “Момент” и др.). Их расследование показывает преобладание пограничных состояний психики, акцентуации характера, чаще гипертимного типа, неврозов, фрустрации, инфантилизма, интеллектуального отставания. Совершают незначительные преступления – мелкие кражи, хулиганские выходки, бродяжничество.

Подростки с делинквентным поведением, характеризуются различными психическими отклонениями, акцентуациями шизоидного, эпилептоидного или гипертимного типа, высоким уровнем конформизма или неподчинения, агрессивностью и склонностью к насилию, ранним сексуальным становлением – гиперсексуальными потребностями, социальным инфантилизмом, эгоизмом, в более опасной форме – психопатиями, неврозами, олигофрениями. Их психическое состояние является нередко следствием воздействия среды формирования, особенно неблагополучной семьи. Не социализированы, не знакомы и не признают социальные ценностно-нормативные критерии. Совершают правонарушения направленные как против собственности, так и против личности (воровство, кражи, ограбления, избиения, изнасилования, даже убийства). Иногда проявляют особую жестокость, нередко их жестокое поведение не имеет обоснованных причин. Чаще действуют в группе. В группах таких подростков установлена особая субкультура, проповедующая культ легкой наживы, насилия, наркотиков и алкоголя, азартных игр. Легко формируются групповые отношения руководства и зависимости, причем зависимость даже более жесткая, чем во взрослых преступных группах.

В. Васильев приводит следующую типологию объединений несовершеннолетних с девиантным поведением[16]:

  • случайная группа – совершающая действия под влиянием криминогенной обстановки (драки на дискотеках, стадионах, хулиганские акты и др.), имеющая свои не писанные ценности и правила, действующая под влиянием “чувства толпы”;
  • ретристская группа (ретрисм – стремление уйти от реальности, от жизненных трудностей) – занятая бесцельным время провождением, употреблением алкоголя, наркотических и токсических веществ, совершающая правонарушения в целях добывания средств на данные развлечения или разнообразия развлечений;
  • агрессивная группа – с жесткой иерархической структурой, сильным групповым давлением, системой санкций за нарушение групповых правил, нарушенной иерархией ценностей и минимальными моральными устоями. Совершает запланированные, хорошо обдуманные противоправные действия.

В монографии К. Пэунеску описаны группы делинквентных несовершеннолетних, автор называет их “бандами”[17]. В различных странах они называются по разному: “beatnicks”, “hippies” в США, “teddy boys”, “mods”, “rockers” в Великобритании, “vitelloni” в Италии, “nozum”, “provos” в Голландии, “blusons noirs”, “yeyes” во Франции, “halbstarke” в Гамбурге, “andercuper” в Копенгагене, “tayozocu” в Японии, “любера”, “мажоры” в России – являясь формой коллективной агрессивности и протеста против мира запретов и правил взрослых, которых они считают представителями социума.^

4. Психология юридической деятельности по расследованию, профилактике и пресечению делинквентного поведения несовершеннолетних

Для расследования, профилактики и пресечения делинквентного поведения несовершеннолетних правонарушителей предлагается ряд мер по изучению личности делинквентного подростка, его семьи, школьных отношений, методов проведения допроса.

Наиболее приемлемый анализ личности несовершеннолетнего с делинквентным поведением предложил В. Васильев. Его схема предусматривает[18]:

  • изучение наследственно-биологичесских факторов: влияния алкоголизма, предрасположенности к нервным или психическим заболеваниям одного или обоих родителей, патологическая беременность, ненормальные роды и др.;
  • анализ ближайшего социального окружения подростка: его семьи, социально-экономического статуса родителей, братьев, сестер, особенностей воспитания, школы, отношения к учебе, с учителями и классным коллективом, с группой друзей;
  • выявление личностных характеристик: особенностей темперамента и характера, ценностей, мотивации, самооценки, притязаний, коммуникативности, самооценки;
  • установление уровня правосознания.

При расследовании семьи необходимо обратить внимание на:

  • состав семьи, возраст ее членов, их образование и профессиональная подготовка, трудовая занятость, поведение в кругу семьи;
  • межличностные отношения в семье, роль родителей в воспитании детей;
  • отношение членов семьи к социальным ценностям и нормам и к противонормному поведению, в том числе, к таким действиям со стороны несовершеннолетнего.

Когда делинквентный несовершеннолетний обучается в школе, необходимо узнать о:

  • его посещаемости школьных занятий;
  • успеваемости;
  • отношении к внеклассным мероприятиям;
  • характере межличностных отношений с учителями, коллегами по классу, вообще об отношении к учебе и к школе.

Часто в расследовании делинквентного поведения несовершеннолетнего необходимо назначить судебно-психологическую экспертизу, для выяснения способность сознательного планирования своих действий, руководства ими и оценки последствий.

В допросе несовершеннолетнего должен участвовать психолог или педагог, могут участвовать его законные представители, адвокат, родители. Участие психолога облегчает работу по исследованию личности несовершеннолетнего, способствует выбору наиболее приемлемых методов расследования.

Допрос должен реализовать ряд подследственных действий:

  • установление положительных качеств несовершеннолетнего, его увлечений, интересов, для достижения психологического контакта;
  • выбор приемлемых моментов для осознания им адекватного характера своих действий;
  • консультирование несовершеннолетнего в вопросах права, его направление к выбору соответствующей ориентации поведения;
  • применение знаний о социальном окружении (семьи, друзей) подростка, о его интересах и увлечениях, привлечение к сотрудничеству социально положительных лиц из данного окружения;
  • составление индивидуальной программы социальной переориентации подростка, с учетом его индивидуальных способностей и желания к выбору другого образа жизни.

Расследование дел с участием несовершеннолетних должно учитывать общую ориентацию подследственного: факторы, которые обусловили правонарушение, осознанность характера поступка. Если несовершеннолетний адекватно оценивает антисоциальный характер своих действий, следователь может помочь ему развить и укрепить данное отношение, изменить ошибочную поведенческую ориентацию.

Подростки эмоционально восприимчивы, легко обнаруживают фальшь в поведении взрослых, высоко оценивают их искренность и объективность. Поэтому корректность и искренность поведения, правильно сформулированные и заданные вопросы, эмпатичность и тактичность следователя будут ими высоко оцениваться. Но усилия будуд тщетными, в случае угроз и применения силы (нередко они сталкиваются с такими ситуациями в семье, уличной компании), подросток ответит на них или активным сопротивлением: ложью, бравированием, или пассивным: молчанием и безразличием. Все, что подходит для допроса взрослого правонарушителя, может повредить отношениям с делинквентным несовершеннолетним, а в итоге и расследованию.

Необходимо помочь несовершеннолетнему правильно оценивать сложность и нестандартность ситуации, свое положение, то, что собственными действиями он может изменить личную судьбу, проектировать другое будущее.

Примечания:

1. Grand dictionnaire de la psychologie, Larousse, Paris, 1997, стр. 195.

2. Mitrofan N., Zdrenghea V., Butoi T., Psihologie judiciară, Casa de editură şi presă “Şansa”, Bucureşti, 1992, стр. 267.

3. Еникеев М. И., Основы общей и юридической психологии, Из-во “Юристъ”, Mосква., 1996, стр. 316.

4. Там же, стр. 314.

5. Codul Penal al Republicii Moldova, Chişinău, 1996, стр. 4.

6. Dolto F., Paroles pour adolescents ou le complexe du homard, Paris, 1989.

7. Tap P., La societe pygmalion, Dunot, Paris, 1988, стр.45.

8. Cosmovici A., Caluschi M., Adolescentul şi timpul său liber, Ed. Junimea, Iaşi, 1985, стр.47-51.

9. Neculau A., Grupul de adolescenţi, Ed.Didactică şi Pedagogică, Bucureşti, 1977.

10. Burstin J., L’adolescent et son insertion dans le monde des adultes. Aspects biologiques, personnels et sociaux, Toulouse, 1988, стр.91; Şchiopu U.,Verza E., Adolescenţa: personalitate şi limbaj, Ed. Albatros, Bucureşti, стр.18-22.

  1. Еникеев М. И., там же, стр. 315-316.
  2. Dicţionar enciclopedic de psihologie, Editura Babel, Bucureşti, 1997, стр. 214.
  3. Васильев В. Л., Юридическая психология, Из-во “Питер”, СанктПетербург, 1997, стр. 436-444.

14. Păunescu C., Agresivitatea şi condiţia ummană, Ed. Tehnică, Bucureşti, 1994, стр. 124-130.

15. Там же, стр. 125.

16. Васильев В., там же, стр. 433.

17. Păunescu C., там же, стр. 121.

18. Васильев В., там же, стр. 445.

\\^

Понятие и признаки групповой и организованной преступности

Среди параметров преступности, подвергшихся за последнее десятилетие наибольшей трансформации, особое место занимает рост консолидированности, объединенности действий соучастников, нашедших отражение в таком феномене конца XX столетия, как организованная преступность. Последняя, по сути, представляет собой квинтэссенцию, крайнее выражение таких предшествующих явлений, как совершение преступлений в различных формах совместности1Арутюнов А.А. Институт соучастия: системный подход и проблемы квалификации / Под ред. В.Е. Квашиса. М., 2002. С. 3..

Совершение преступления группой лиц — одна из типичных форм преступных посягательств. Она составляет значительную долю в структуре преступности. Так, в 2004 г. зарегистрировано 199 141 преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а их доля составила около 12,7% от общего числа всех раскрытых преступлений. Таким образом, практически каждое восьмое преступление в России совершается в группе. Еще более серьезны показатели групповой преступности применительно к характеристике лиц, совершивших преступления. В 2004 г. удельный вес лиц, совершивших преступления в группе, составил 26,3% (321 559 человек), из них в составе организованной группы либо преступного сообщества — 3,3% (10 713 человек)2Состояние преступности в России за 2004 год. ГИЦ МВД РФ. М., 2005. С. 26, 28..

Групповой способ совершения преступлений — это особая форма преступной деятельности, как правило, способствующая совершению более тяжких, подготовленных, а также организованных преступлений. Поэтому повышенную опасность для общества представляет преступность именно в ее групповой и организованной формах3Наземцев С.В. Совершенствование уголовного законодательства и правоприменительной практики органов внутренних дел по борьбе с групповыми формами преступной деятельности: Автореф. дис…. к. ю. н. М.. 2000. С. 2.. Рост организованной преступности подвергает серьезной опасности общество. По некоторым данным, в России уже сформировалась и окрепла криминальная социально-экономическая инфраструктура; количество «воров в законе» только с 1992 по 1999 г. увеличилось с 280 до 1100; с 2000 — до более чем 8000 — количество организованных преступных групп; размеры теневой экономики превышают 30% валового внутреннего национального продукта; незаконный вывоз капиталов достигает, по некоторым экспертным оценкам, 15-20 млрд. дол, в год; количество убийств по найму ежегодно возрастает в среднем на 50-70%; сформировался экономически влиятельный социальный слой, связанный с деятельностью организованных преступных формирований4См. подробнее: Дугинец А.С., Макиенко А.В. Организованная преступность как социальный феномен России // Российский следователь. 1999. № 4. С. 12.. А.В. Покаместов приводит результаты собственного исследования: подразделениями по борьбе с организованной преступностью ежегодно выявляется и документируется около 40-60 «воровских сходок», на каждой из которых задерживаются десятки (а иногда и более сотни) представителей организованных групп и преступных организаций. Однако большинство задержанных в течение ближайшего времени освобождаются, если кто-то из них и привлекается к уголовной ответственности, то не по ст. 210 УК (хотя «сходка» фактически представляет собой объединение, созданное для координации преступной деятельности в определенной отрасли или регионе, т.е. преступное сообщество), а за другие «фоновые» преступления (преступления, за совершение которых лицо находилось в розыске, за ношение оружия, хранение наркотических средств, подделку документов и пр.). Из более чем 1 тыс. выявленных в 1999 г. «воров в законе» привлечено к уголовной ответственности 86 (из них лишь трое по ст. 209, 210 УК РФ), осуждено — 31 (из них — ни одного по ст. 209, 210 УК РФ). По информации МВД России, к 2004 г. в стране действуют около 200 «воров в законе» и около 100 организованных преступных сообществ с общим количеством участников 3,5-4 тыс. человек, которые и составляют ядро организованной преступности. По данным Департамента по борьбе с организованной преступностью МВД РФ, порядка 70 сообществ действуют в экономической сфере, остальные — в общекриминальной уголовной преступности.

Эта разновидность совершения преступлений является преобладающей для ряда форм общественно опасных посягательств в сфере экономики. По некоторым экспертным оценкам, на посягательства в сфере экономики приходится более 70% всех совершаемых преступлений членами организованных преступных структур5Литовченко О.Н. Соучастие в организованных группах и преступных сообществах (преступных организациях): Автореф. дис…. к. ю. н. М.. 2000. С. 3.. Распространено организованное соучастие в посягательствах на личность, против интересов службы и в других преступных проявлениях. Криминологи отмечают, что в последние годы происходит определенное смещение центра организованной преступной деятельности в область отмывания (легализации) преступных доходов, должностных преступлений, коммерческого подкупа, незаконного предоставления кредита, лжепредпринимательства, незаконного предпринимательства, незаконного изготовления или сбыта поддельных денег или ценных бумаг, контрабанды, инвестиций в недвижимость и др. По данным МВД России, более четверти организованных групп и преступных сообществ, а в экономически развитых регионах — до половины «отмывают» преступно нажитые капиталы через легальные коммерческие структуры путем приобретения недвижимости, контрольных пакетов акций предприятий, вложения средств в различные виды бизнеса (с учетом латентности этот показатель, по мнению специалистов, достигает 70%)6Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск: Аналитические материалы. М., 2000. С. 8.. Представляется обоснованным суждение В.П. Ревина о том, что достижение финансовой мощи организованных групп и преступных сообществ с неизбежностью поставило вопрос о доступе к рычагам политической власти. Усиливающееся давление со стороны организаторов преступной деятельности в сфере осуществления государственной власти в последние годы переросло в стремление к прямому проникновению во власть7Уголовная политика и ее реализация в деятельности органов внутренних дел / Под ред. В.П. Ревина. М., 1999. С. 107..

Отмечается явная тенденция к росту преступности в глобальном масштабе, к расширению криминальной деятельности и совершенствованию ее организации. Совещание «Группы восьми» 2000 г. в качестве основных сфер деятельности транснациональной организованной преступности указало торговлю и незаконное использование наркотиков, финансовые преступления, в том числе отмывание денег, коррупцию. Особо подчеркивается необходимость борьбы с преступлениями в области высоких технологий, такими, как киберпреступления. Помимо этих существует множество и иных сфер преступной деятельности: торговля оружием, отравляющими и ядерными материалами, изготовление и продажа различного рода фальшивых документов, торговля человеческими органами, находящимися под охраной животными и птицами, похищенными произведениями искусства и антиквариата, информационное пиратство и др. Преступная деятельность приносит колоссальные доходы. Ежегодный доход от торговли только натуральными наркотиками в среднем составляет 400 млрд. долл., от информационного пиратства — 200 млрд. долл., от фальсификации документов — 100 млрд. долл. Только криминальная деятельность транснациональной организованной преступности приносит свыше одного триллиона долларов.

Среди уголовно-правовых средств борьбы с групповой преступностью важнейшее место принадлежит институтам организованной группы и преступного сообщества (ч. 3. ч. 4 ст. 35 УК РФ), а также таким нормам Особенной части УК РФ, как ст. 208, 209, 210, которые устанавливают уголовную ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования, бандитизм, организацию или участие в организованном преступном сообществе. Институт соучастия в российском законодательстве является определяющим при правовой оценке деяний субъектов в составе организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций). Он позволяет с учетом всех законодательных признаков квалифицировать деяния, определяй» вид и размер наказания лиц, виновных в совершении преступлений в составе организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

Организованная группа является самостоятельной и наиболее опасной формой соучастия. Данное понятие является одним из самых сложных в институте соучастия. Уголовный кодекс в ч. 3 ст. 35 устанавливает «Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений». Закон определяет только два признака организованной группы: первый — ее устойчивость, второй — целью объединения лиц в группу является совершение одного или нескольких преступлений8Быков В.М. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) // Российский следователь. 2000. № 6. С. 19.. Для понимания таких признаков организованной группы, как структурно-системное взаимодействие членов группы, распределение ролей, иерархичность внутренних связей, следует обращаться к разъяснению Пленума Верховного Суда Российской Федерации, касающегося проблем уголовно-правовой оценки бандитизма. Признаки устойчивости организованной группы определены Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. применительно к банде, которая, как указано в данном постановлении, является разновидностью организованных групп. Это такие признаки, как стабильность состава группы, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений. Таким образом, для организованной группы характерна более высокая степень согласованности в преступном поведении ее участников и устойчивость связей между ними по сравнению с рассмотренными выше разновидностями соучастия. Важнейшим признаком организованной группы, характеризующим ее устойчивость, является наличие организатора или руководителя группы. Именно организатор создает группу, осуществляя подбор соучастников, распределяет роли между ними, устанавливает дисциплину и т.п., а руководитель обеспечивает целенаправленную, спланированную и слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника. При этом следует отметить, что устойчивость связей между участниками организованной группы отражает не только высокую степень согласованности их поведения, но и уровень замкнутости, изолированности от общества этого преступного формирования (со своими правилами общения, субординации, дисциплины и т.п.). В соответствии с разъяснениями вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации устойчивость может выражаться и в тщательности подготовки одного преступления.

Л.В. Иногамова-Хегай выделяет следующие характерные для преступной организации признаки: организованная группа, сплоченность (из нее вытекают иерархия, структурность), создание с целью совершения тяжких или особо тяжких преступлений, объединение (ст. 208, 239 УК)9Иногамова-Хегай Л. В. Конкуренция норм уголовного права. Дис…. д. ю. н. М., 1999. С. 11.. Однако наиболее значимыми признаками данной формы соучастия являются организованность и устойчивость. М.И. Ковалев указывает, иго устойчивость как главный признак организованной группы — это союз нескольких (двух и более) лиц, объединившихся на основе общих интересов, добровольного участия в преступной деятельности; как правило, такая группа создается на неопределенный срок. Организованность М.И. Ковалев определяет как соглашение, т.е. сговор нескольких лиц на более или менее продолжительный срок, в течение которого разрабатываются преступные планы, намечаются объекты посягательств, распределяются роли, готовится определенная «материальная база»10См. подробнее: Уголовное право: Общая часть / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 260-261.. Н.Ф. Кузнецова также связывает устойчивость с целью совершать неопределенно много преступлений, реже — одного, но тяжкого и сложного по исполнению, а объединенность (организованность) — со структурно-системным взаимодействием членов организованной группы, функциональным распределением ролей, иерархическим взаимодействием руководителей и исполнителей, материальной связанностью, круговой порукой и прочее11Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1998. С. 80.. По мнению Н.А. Лопашенко, организованная группа, как правило, специализируется на совершении однотипных преступлений, ее участники могут исполнять различные роли. На квалификацию преступлений последнее обстоятельство не влияет, но может учитываться судом при назначении вида и размера наказания12Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности. Ростов-н/Д. 1999. С. 68 69..

Верховный Суд Российской Федерации неоднократно обращался к содержанию критериев организованной группы. Разумеется, акцент при этом сделан на формально-юридическом, т.е. уголовно-правовом. содержании признаков организованных групп. В Постановлении от 25 апреля 1995 г. № 5 Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» указывается: «Под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т.д.» (п. 4). В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» в качестве признаков организованной группы выделены: тщательная подготовка и планирование преступления, распределение ролей между соучастниками, техническое оснащение и т.д. (п. 4). Пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве» устанавливает, что организованная группа — это группа из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступления, заранее подготавливает орудие убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» в п. 4 указывает: «Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений».

Сложные формы соучастия — организованные группы и преступные сообщества — и образуют в совокупности феномен организованной преступности.

Наиболее точно отражает характеристики организованной преступности подход, базирующийся на уголовно-правовых критериях или по крайней мере максимально приближенный к ним.

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему - позвоните прямо сейчас:
 
(Москва)
(Санкт-Петербург)
(Федеральный номер)

Это быстро и бесплатно!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *